• Evgeny Arsyukhin

How Passionate Creativity Can Respond To New Challenges In Science

When passionaries together with professionals shape the picture of tomorrow's world


(Image by Zürich Marina Skepner, Bonn-Montenegro)


Recently, a CERN employee said that the time when amateurs could benefit science is over: discoveries are possible only with expensive equipment purchased with funds from governments and corporations, and only representatives of a kind of "corporation" - scientists recognized by official institutions can work on it. There is nothing further from the truth. The world is in a severe crisis, the very existence of our civilization is under threat. It is at such times that collective efforts are required, and it is such times that create a special type of person - a passionate. He is cramped in the official framework. He understands that, being inside the system, he must support the mythology of the system, the very system that led everyone to the crisis. He is ready to act, and he is acting. And since the hopes for the survival of mankind are associated with science, we see passionaries in scientific fields.


Fortunately, there are all the possibilities for this. The modern passionate does not have to, like his colleagues from the times of the first industrialization, independently make wires and count on paper. The cheapening of electronic components has put colossal computing power at the disposal of ordinary people. A person with an ordinary laptop has a power that was not in all laboratories in the world, even relatively recently, in the middle of the twentieth century. On the other hand, the public demand for creativity, for ingenuity, ensures that people will actually use new opportunities specifically for fundamental creativity.

In what direction can this process develop, where will it lead?

About 10-20 years separate us from the creation of the digital twin of planet Earth. What we will create, there is no particular doubt: it is a matter of our survival. Climatic cataclysms, uncontrollable economic activities, crisis of social institutions - all this can be solved only at a new level of management. Leaving aside many issues, such as personal freedom in the digital environment, we note the following: if our rather primitive civilization has almost already solved the problem of digitalizing the world around us, then other, more developed civilizations have already done this long ago. And, most likely, they did not even create a digital model of their planet - but a model of something larger. Maybe the whole universe.


Are we living in the Matrix? I am afraid, however, that such a formulation of the question is somewhat outdated. In his 2001 classic, Are We Living in a Computer Simulation, Nick Bostrom laid the foundations for the doctrine that everything around us only seems to us. But the trouble is that this teaching was created under the impression of the film "The Matrix", which mentally remained in its era. In that era, in particular, there were no digital twins as such. While today, even simple household products are created without a digital twin. Digital twins are not only changing manufacturing, they are changing us.


If Bostrom's followers think that someone has plunged us into the darkness of a computer illusion, we need to ask them: why would anyone need this? The truth, most likely, lies in the fact that we are dealing with a mixed world in which elements of "matter" are combined with digital twins. Looking at the sky, or maybe through a microscope, or maybe at yourself in a mirror, you still cannot be sure where you see "reality", and where - a digital double, created not by you and not even for you. It resembles an abandoned house in which wild cats have settled. There are still chairs in the kitchen, but grass has sprouted everywhere. Cats roll around, stretch and perceive the habitat as a whole, without separating the stack of old plates from hornets' nests, but we understand that one was created by nature, and the other - by man.


To take a step forward in our reasoning, we must abandon the appearance of digital twins that our civilization produces. For earthlings, the concept of "digital" exists somewhere in the depths of processors and microcircuits, showing itself to outside viewers only through monitors. I would call this approach a “digital looking glass”. We tragically tore off our perception and machine perception. The so-called augmented reality does not solve anything, since it is also based on monitors. Most likely, this is not the only possible approach, there are other approaches. Probably, although it is trite and resembles science fiction films of the 1960s, digital twins can be visualized to the point of mixing with "reality." In this case, much of the "real" world may turn out to be a simulation (Sun? Stars? Nebula? All or some?). More subtle solutions are possible, for example, the production of digital twins in another dimension, which by chance is one of ours. In this case, for example, the length will be simulated for us, and the width and height belong to "physical reality". There are a lot of such opportunities.


Thus, the task of the new cosmology is to find elements of the virtual world in the real world, but this is not so easy to do. A century of searching for extraterrestrial intelligence has been wasted largely because we viewed nature as a chaos, in which elements of order must be interspersed - these elements are signs of intelligence. I hope no one doubts that this method has been a complete fiasco. It is enough to look at those who daily “find” some suspiciously correct objects in the images of Mars and even the Moon. The problem is that entropy (disorder) is in a high sense order, and orderliness in our understanding leads to disorder and chaos (there is a strict proof of this, but just look at your own table, which seems to you to be rationally organized, and to an outside observer it seems a bunch of things). Virtual reality will not manifest itself at all like direct channels on Mars or intermittent "meaningful" signals, that we sent into space brothers in mind. But how will the virtual intelligent reality manifest itself?


Let us ask ourselves the question, how will the future digital model of the Earth differ from the Earth? Roughly the same as the layout of the microdistrict on the architect's desk differs from the microdistrict itself. The creator of the layout can make instantaneous and inexplicable changes to the construct with a movement of his hand. A second, and the house is gone. The model is completely under the control of the civilization that created it (if, of course, the civilization still exists). This means that everything "sudden", "from nothing and nowhere," should be alarming. But this is how many elementary particles, the building blocks of matter, behave. Let's note this.


Redundancy may be another sign of being secondary and artificial. The file in which this article is written contains a lot of unnecessary things, and any complex computer program contains remnants of previous versions, while nature destroys everything that it no longer needs. It is worth remembering here the redundancy of our own DNA code, as well as the fact that there are areas in our brain that are not occupied by any understandable task.


Mathematicians have a lot to add to this reasoning. The simple thought that the number "pi" could have been different (the ratio of the circumference not to the diameter, but to its radius - this is how the early mathematicians looked at things), makes us ask the question, what does it change? If we remember that the number "pi" determines, for example, the law of accidental falling of needles on a net of threads, although what does this have to do with needles and threads? - the question is not so simple. And what will the world look like in which the number "pi" is forcibly assigned the value of one? And isn't there an artificial predestination not at all in stars, planets or DNA, but in the very fabric of numbers and their ratios?


It is not surprising that many researchers, including me, are interested in the problem of white noise, but not at all in the sense that aliens communicate with us with its help. I proceed from the simple principle that you need to look at what everyone else is passing by. Rebuilding between stations, you go from one island of voice and music to another, but you are hardly interested in what is in between. Radio astronomers will tell you that the signals from the universe are “in between”, but white noise in a broad sense is still perceived as an annoying hindrance that engineers and researchers struggle with. Meanwhile, just as an archaeologist will find the best artifacts in a pile of rubbish, so in the rubbish of white noise, there will probably be something that we would like to find. Ultimately, white noise may turn out to be the point at which the micro- and macrocosm converge.

Of course, very soon new research will force us to look at these questions in a new way. But sooner or later, these searches should yield results. It says a lot about the fact that the search result is not far from us.


Evgeny Arsyukhin, publicist in the field of natural sciences, business consultant, Russia

 

ABOUT THE AUTHOR


Evgeny Arsyukhin (Russia, Moscow) is a visionary practitioner of a new generation. Enjoyed a classical technical and humanitarian academic education. “I was 9 years old. I played with a jar and thread: I wrapped the jar with thread and measured the length of the thread with a ruler. Suddenly I realized that the length of the thread is ALWAYS a little more than three times the diameter of the can. So I "discovered" the number pi. I was struck by the opportunity to make a fundamental discovery without essentially having anything in my hands. I thought then: OK, maybe you will discover something previously unknown ”? - Eugene recalls. In the early 1980s, there was no creative goods industry in the Soviet Union. Eugene believes that it was a tremendous luck: when you have empty hands, your head starts to work. “The builders were building a huge plant 10 kilometers away from me, and they blew something up. I was just walking through the forest. I was amazed: although I barely heard the sound of an explosion, something pressed on my ears so that it hurt. I realized that it was infrasound. Stop, I said to myself, what is a meteor if not an explosion? Maybe we can hear meteors? I came home, took a suitable vessel, covered the hole with thin paper, and placed a thin arrow inside. Already in the evening I observed how the meteors flashing in the sky caused a noticeable wobble of the needle. At that time no one observed meteors with sound. Now this is a standard technology: we learn about the flight of a meteor in remote areas precisely with the help of infrasound. But people came to this technology, as always, through military needs: the basis of the system was a network for monitoring illegal nuclear explosions. The problem of humanity is that it starts thinking only if it thinks about war, ”says Eugene. Evgeny writes and publishes popular articles on modern technologies in leading Russian publications. He also conducts individual consultations with representatives of the largest companies, helping businesses to find new solutions. “I don’t believe that creativity and passionarity are some special property that not everyone has. Creative thinking can be developed like any other skill. The problem is that the modern educational system is killing critical thinking. The young businessman is taught that there are recipes that will always work. This is not so: the world is changing very quickly, and the recipe lives on for 3-4 years. To come up with a new one, you need to remember: everything that you are taught does not carry the absolute truth and can be questioned. Often, simply flipping a recipe over and over will produce amazing results. One day, a large client launched a new financial product and wanted to target a mass audience, because he was taught that the audience should be large. He decided to consult with me, and I advised to bet on those who already use modern financial solutions. There were very few such people then. I explained that large audiences have no will of their own and repeat the actions of those who are already in the future. If you conquer the most advanced audience, you conquer everything. The product entered the market and was successful, ” sums up Eugene.

 

RUSSIAN ORIGINAL TEXT FOR NATIVE READERS

 

Личный креатив и новый научный переворот

Как пассионарии вместе с профессионалами формируют картину завтрашнего мира


Недавно одна сотрудница ЦЕРНа заявила, что время, когда любители могли принести пользу науке, прошло: открытия возможны только на дорогостоящем оборудовании, закупленном на средства правительств и корпораций, и работать на нем могут тоже только представители своеобразной «корпорации» - признанные официальными институтами ученые. Нет ничего более далекого от истины. Мир находится в жестком кризисе, под угрозой – само существование нашей цивилизации. Именно в такие времена требуются коллективные усилия, и именно такие времена создают особый тип человека – пассионария. Ему тесно в официальных рамках. Он понимает, что, находясь внутри системы, он должен поддерживать мифологию системы, той самой системы, что и привела всех к кризису. Он готов действовать, и он – действует. А, поскольку надежды на выживание человечества связываются с наукой, мы видим пассионариев именно в научных областях.


К счастью, для этого есть все возможности. Современному пассионарию не приходится, как его коллегам времен первой индустриализации, самостоятельно изготавливать провода и вести подсчеты на бумаге. Удешевление электронных компонентов дало в распоряжение рядовых людей колоссальные вычислительные мощности. Человек с обычным ноутбуком владеет силой, которой не было во всех лабораториях мира даже относительно недавно, в середине ХХ века. С другой стороны, общественный запрос на креатив, на изобретательность гарантирует, что люди действительно будут использовать новые возможности конкретно для фундаментального творчества.


В каком направлении может развиваться этот процесс, к чему он приведет?

От создания цифрового двойника планеты Земля нас отделяет примерно 10-20 лет, не более. То, что создадим, особого сомнения нет: это вопрос нашего выживания. Климатические катаклизмы, неуправляемость хозяйственной деятельности, кризис социальных институтов – все это решаемо только на новом уровне управления. Оставив в стороне многие вопросы, вроде личной свободы в цифровой среде, , отметим следующее: если наша, довольно примитивная цивилизация, почти уже решила задачу цифровизации окружающего мира, то другие, более развитые, цивилизации уже давно сделали это. И, скорее всего, они создали даже не цифровую модель своей планеты – а модель чего-то большего. Может быть, всей вселенной.

Живем ли мы в Матрице? Боюсь, однако, что такая постановка вопроса несколько устарела. В своей классической работе 2001 года «Живем ли мы в компьютерной симуляции» Ник Бостром заложил основы учения о том, что все вокруг нам только кажется. Но беда в том, что это учение создавалось под впечатлением фильма «Матрица», который ментально остался в своей эпохе. В ту эпоху, в частности, не было как таковых цифровых двойников. В то время как сегодня без цифрового двойника создают даже простые бытовые изделия. Цифровые двойники меняют не только производство, они меняют нас.


Если последователи Бострома думают, что кто-то погрузил нас в морок компьютерной иллюзии, нам надо поинтересоваться у них: зачем кому-то это понадобилось? Правда, скорее всего, заключается в том, что мы имеем дело со смешанным миром, в котором элементы «материи» сочетаются с цифровыми двойниками. Глядя на небо, а может, в микроскоп, а может, на себя в зеркало, вы пока что не можете быть уверены, где вы видите «реальность», а где – цифрового двойника, созданного не вами и даже не ради вас. Это напоминает заброшенный дом, в котором поселились дикие коты. На кухне еще стоят стулья, но уже повсюду проросла трава. Коты валяются, потягиваются и воспринимают пространство обитания как целое, не отделяя стопку старых тарелок от осиных гнезд, но мы-то понимаем, что одно создано природой, а другое – человеком.

Чтобы сделать шаг вперед в наших рассуждениях, надо отрешиться от того облика цифровых двойников, который производит наша цивилизация. У землян понятие «цифровое» существует где-то в глубине процессоров и микросхем, показываясь сторонним зрителям лишь через мониторы. Я бы назвал такой подход «цифровым зазеркальем». Мы трагически оторвали свое восприятие и восприятие машинное. Так называемая дополненная реальность ничего не решает, поскольку основана также на мониторах. Скорее всего, это не единственно возможный подход, есть и другие подходы. Наверное, хотя это банально и напоминает фантастические фильмы 1960-х, но цифровые двойники могут быть визуализированы до степени смешения с «реальностью». В этом случае многое из «реального» мира может оказаться симуляцией (Солнце? Звезды? Туманности? Все или некоторые?). Возможны более тонкие решения, например, производство цифровых двойников в ином измерении, которое по случайности является одним из наших. В этом случае для нас будет симулирована, например, длина, а ширина и высота принадлежат «физической реальности». Таких возможностей очень много.

Таким образом, задача новой космологии – отыскать элементы виртуального мира в реальном мире, но сделать это не так просто. Столетие поисков внеземного разума потрачено впустую во многом потому, что мы рассматривали природу как хаос, в который должны быть вкраплены элементы порядка – эти элементы и есть признаки разумного. Я надеюсь, никто не сомневается в том, что этот метод потерпел полное фиаско. Достаточно посмотреть на тех, кто ежедневно «находит» на снимках Марса и даже Луны какие-то подозрительно правильные объекты. Проблема в том, что энтропия (беспорядок) это и есть в высоком смысле порядок, а упорядоченность в нашем понимании ведет к беспорядку и хаосу (этому есть строгое доказательство, но просто взгляните на собственный стол, который вам кажется рационально организованным, а постороннему наблюдателю представляется кучей вещей). Виртуальная реальность будет проявлять себя вовсе не так, как прямые каналы на Марсе или прерывистые «осмысленные» сигналы, которые мы посылали в космос братьям по разуму. Но как же виртуальная разумная реальность будет себя проявлять?


Зададимся вопросом, чем будущая цифровая модель Земли будет отличаться от Земли? Примерно тем же, чем макет микрорайона на столе архитектора отличается от самого микрорайона. Создатель макета может движением руки внести в конструкт мгновенные и необъяснимые для внутреннего наблюдателя изменения. Секунда, и дом исчез. Модель полностью подконтрольна создавшей ее цивилизации (если, конечно, цивилизация еще существует). Значит, все «внезапное», «из ничего и в никуда», должно настораживать. Но так ведут себя многие элементарные частицы, кирпичики материи. Отметим это.

Другим признаком вторичности и искусственности может являться избыточность. В файле, в котором написана эта статья, много лишнего, и в любой сложной компьютерной программе есть остатки предыдущих версий, в то время как природа уничтожает все, что ей больше не требуется. Здесь стоит вспомнить об избыточности нашего собственного ДНК-кода, а также то, что в нашем мозгу есть области, не занятые никакой понятной задачей.

Математики могут многое добавить к этим рассуждениям. Простая мысль, что число «пи» могло быть другим (отношение длины окружности не к диаметру, а к ее радиусу – именно так смотрели на вещи ранние математики), заставляет задать вопрос, а что это меняет? Если вспомнить, что число «пи» определяет, например, закон случайного падения иголок на сетку из ниток, хотя причем тут иголки и нитки? - вопрос не так прост. А как будет выглядеть мир, в котором числу «пи» принудительно присвоено значение единицы? И нет ли искусственной заданности вовсе не в звездах, планетах или в ДНК, а в самой ткани цифр и их соотношений?


Неудивительно, что многих исследователей, и меня в том числе, интересует проблема белого шума, но вовсе не в том смысле, что с его помощью с нами общаются инопланетяне. Я исхожу из того простого принципа, что смотреть надо на то, мимо чего проходят все остальные. Перестраиваясь между станциями, вы идете от одного островка голоса и музыки до другого, но вряд ли вас интересует то, что между ними. Радиоастрономы скажут вам, что «между» как раз и находятся сигналы Вселенной, но белый шум в широком смысле по-прежнему воспринимается досадной помехой, с которой сражаются инженеры и исследователи. Между тем, как в куче мусора археолог обнаружит лучшие артефакты, так в мусоре белого шума, вероятно, найдется то, что мы так хотели бы отыскать. В конечном счете белый шум может оказаться точкой, в которой сходятся микро- и макромир.

Безусловно, уже очень скоро новые исследования заставят посмотреть на эти вопросы по-новому. Но рано или поздно эти поиски должны дать результат. Многое говорит о том, что результат поисков от нас недалеко.


Евгений Арсюхин - публицист в области естественных наук, бизнес-консультант, Россия

 

ОБ АВТОРЕ


Евгений Арсюхин (Россия, Москва) – визионер-практик нового поколения. Получил классическое техническое и гуманитарное образования. «Мне было 9 лет. Я играл с банкой и ниткой: я оборачивал банку ниткой и линейкой измерял, какова длина нитки. Вдруг я понял, что длина нитки ВСЕГДА чуть больше, чем втрое, диаметра банки. Так я «открыл» число пи. Меня поразила возможность сделать фундаментальное открытие, не имея в руках по сути ничего. Я подумал тогда: ОК, может, ты откроешь что-то, неизвестное ранее»? – вспоминает Евгений. В начале 1980-х годов в Советском Союзе не было индустрии товаров для творчества. Евгений считает, что это было колоссальное везение: когда у тебя пустые руки, начинает работать голова. «Строители возводили огромный завод километрах в 10-ти от меня, и что-то взрывали. Я как раз шел по лесу. Меня поразило: хотя я едва слышал звук взрыва, на уши что-то надавило так, что стало больно. Я понял, что это был инфразвук. Стоп, сказал я себе, а что такое метеор, как не взрыв? Может, мы сможем слышать метеоры? Я пришел домой, взял подходящий сосуд, закрыл отверстие тонкой бумагой, а внутрь поместил тонкую стрелку. Уже вечером я наблюдал, как метеоры, мелькавшие в небе, вызывали заметное колебание стрелки. Тогда никто не наблюдал метеоры с помощью звука. Сейчас это стандартная технология: мы узнаем о полете метеора в отдаленных местностях именно с помощью инфразвука. Но люди пришли к этой технологии, как всегда, через военные нужды: основой системы стала сеть для наблюдения за незаконными ядерными взрывами. Проблема человечества в том, что оно начинает думать, только если думает о войне», говорит Евгений. Евгений пишет и публикует в ведущих российских изданиях популярные статьи о современных технологиях. Также он ведет индивидуальные консультации с представителями крупнейших компаний, помогая бизнесу отыскивать новые решения. «Я не верю, что креативность и пассионарность – некое особое свойство, которое есть не у всех. Креативное мышление можно развить, как любой другой навык. Проблема в том, что современная образовательная система убивает критичность мышления. Молодого бизнесмена учат, что есть рецепты, которые будут работать всегда. Это не так: мир очень быстро меняется, и рецепт живет от силы 3-4 года. Чтобы придумать новый, нужно помнить: все, чему вас учат, не несет в себе абсолютной истины и может быть подвергнуто сомнению. Часто простое переворачивание привычного рецепта дает потрясающий результат. Однажды крупный клиент запускал новый финансовый продукт, и хотел ориентироваться на массовую аудиторию, потому что его учили, что аудитория должна быть большой. Он решил посоветоваться со мной, и я посоветовал сделать ставку на тех, кто уже пользуется современными финансовыми решениями. Таких людей тогда было очень мало. Я объяснил, что большая аудитория не имеет собственной воли и повторяет действия тех, кто уже находится в будущем. Если завоевать самую передовую часть аудитории, вы завоюете все. Продукт вышел на рынок и был успешным», резюмирует Евгений.

21 views0 comments